04.12.2021

Холодная месть Грефа? С «Яндексом» поквитаться «Тинькофф’ым»

19 октября 2020

Идём на «ВЫ»


Что было очень важно с самого начала – речь шла о частной компании. На фоне растущей почти во всех отраслях доли государства (где прямо, где через госбанки) объединение двух частных компаний в глобальную корпорацию становилось не только экономическим, но и идеологическим вызовом всем адептам государственной экономики.


История России последних десяти лет демонстрирует удивительную форму госкапитализма, где участие государства главным образом сводится к бесплатному финансированию самых рискованных сделок, созданию квазимонополий и полной бесконтрольности менеджмента, который очень быстро начал себя вести так, будто доставшиеся им в управление госкомпании – их собственные бизнесы.


Объявление о возможной сделке между «Яндексом» и «Тинькофф банком» было ещё и прямым вызовом всесильному Герману Грефу.



Незадолго до этого 11-летнее партнёрство «Яндекса» со Сбербанком в 2020 году завершилось полным «разводом». Компании разделили активы и начали новую жизнь.



Сбербанк явно считал, что последнее слово осталось за ним. В самом деле, на амбициях акционеров «Яндекса» войти на рынок финтеха без поддержки и возможностей Грефа, казалось, можно было ставить крест.



Объявление о сделке «Яндекса» с «Тинькофф банком» прозвучало как гром среди ясного неба.



«Тинькофф банк» и так является мощнейшим раздражителем для менеджмента государственного Сбербанка. На фоне настоящего цифрового банка Олега Тинькова красивые картинки маркетологов Сбербанка выглядят совсем не так впечатляюще, как хотелось его руководителям. Да и звание самого технологичного российского банка явно принадлежит банку «Тинькофф».


Альянс Аркадия Воложа и Олега Тинькова представлял собой самую что ни на есть прямую угрозу безраздельному доминированию Сбербанка на отечественном рынке финансовых услуг.


Не сразу, конечно. Но в пределах 3-5 лет возникающий в результате слияния финтехгигант должен был захватить огромную долю частных клиентов и их ежедневных транзакций.


Рынок – за. А кто против?


При том что распиаренная экосистема Сбербанка вместе с очередным своим ребрендингом стоимостью в десятки миллиардов рублей у специалистов вызывала в лучшем случае скепсис, за сделку «Яндекса» и банка «Тинькофф» мгновенно проголосовал рынок. Акции обеих компаний только на фоне объявления о возможной сделке подорожали на 2,2 млрд долларов.



Сравнение капитализаций трёх компаний тоже могло вызвать много вопросов к «гениальному» Герману Грефу. В том числе и на самом верху.


В 2020 году «Яндекс» вырос в стоимости на 72%. «Тинькофф» – на 39%. А Сбербанк при этом упал на 21%.


Все эти обстоятельства дают самые серьёзные основания предполагать, что сделка могла быть скандально остановлена из-за мощного внешнего давления.



Если ЦБ РФ фактически уничтожил банк «Югра», не имея, по сути, никаких формальных оснований, то устроить большие проблемы частному банку без выдающейся силовой крыши, которая была у Алексея Хотина, тем более труда не составило бы.



«Слитое» в Сеть письмо Тинькова персоналу банка не должно было оставить никаких, даже теоретических шансов «Яндексу» и «Тинькофф» вернуться к переговорам в ближайшем будущем. Оскорбление было нанесено публично и с максимальной оглаской.



Почему Олег Тиньков, который никогда не скатывался до амплуа чичваркиных, пошёл на это, можно только догадываться. И догадки эти очень печальные.


Слияние «Яндекса» и банка «Тинькофф» не должно было состояться, потому что угрожала интересам одной из самых влиятельных в России финансово-политических групп. И оно не состоялось.


Олегу Тинькову, который уже несколько месяцев борется с лейкемией, сейчас прежде всего нужно позаботиться о своей семье. Человек он, без всякого сомнения, смелый и упорный, но наивным и безрассудным его никто и никогда назвать не мог. Надавить на него в этой ситуации Герману Грефу было бы совсем не сложно.